МИПОПП - Сон и осознанность в отношениях: проекции и уникальность партнёров. Сергей Баев
№ лицензии 040793
Международный Институт
процесс-ориентированной
психологии и
психотравматологии
Психология для жизни, профессии, бизнеса
Версия для слабовидящих
ru en
Поиск
ru en
Международный Институт процесс-ориентированной психологии и психотравматологии

Психология для жизни, профессии, бизнеса

А вы страдаете синдромом самозванца? Полякова Наталья

 

 Сон и осознанность в отношениях: проекции и уникальность партнёров.

Сергей Баев

В своем выступлении я расскажу о том, откуда, с процессуальной точки зрения, рождаются проекции и как они заслоняют реального человека. А также о том, как мы можем видеть в другом то ценное, что скрыто от него самого. Мы поговорим об игре проекций как о сновидении, пробраться через которое помогает осознанность. Мы коснемся понятий «первичный» и «вторичный» процесс каждого партнера и «сновидящее тело» всей пары. Попробуем понять, можно ли найти в отношениях виноватого и что такое обоюдная ответственность. Поучимся с уважением относиться как к борьбе за свои интересы, так и к стремлению понять другого. Наконец, обсудим главное - как можно ускорить карму, быстрее прожить то, что суждено прожить, объять полярности и восстановить способность к любви за счет близкого партнерства. 

По Минделлу, мы проецируем на другого свои отщепленные части. Части нашей изначальной природы, нашей целостности. Юнг говорил, что наши сны компенсируют нашу дневную реальность, т.е. в снах мы проживаем то, что не можем позволить себе в обыденной жизни. Минделл обнаружил, что то, что мы видим в ночном сне - персонажи и события сна, - продолжает проживаться нами и днем, только не в виде тех же образов и сновидческих фигур, а в виде телесных симптомов, настроений, напряжений в отношениях, происшествий в окружающем нас мире, которые нас цепляют. Эту симметричность между дневными и ночными переживаниями Минделл назвал сновидящим телом, т.е. телом, которое не только физическое, но и полевое, невидимое, кармическое… Итак, в процесс-ориентированной парадигме у каждого человека есть сновидящее тело, его миф, судьба в моменте, где есть он, и есть то, что с ним происходит.

Откуда берется это расщепление? На межличностном уровне это результат воспитания. На внутриличностном уровне - необходимость подстроиться под других за счет отказа от части себя. На надличностном или трансперсональном, мифическом уровне это изгнание из рая, основной повод к движению, двигатель прогресса всего человечества. Если целое разбить на части, то целое останется целым, а части будут ограничены собственными краями, воплощены, а значит, видимы, будут встречаться на границе с другими частями и через них догадываться, что все они - части единого целого. Наши края и ограничения - это наши же границы и контактная поверхность с другими, как пишет Хэлин Гродна. Даосы говорили, что дух спускается в материю, чтобы познать себя (благодаря наличию у тела органов восприятия). В масштабе одного человека расщепление - это и факт его рождения (отныне он воплощен, а значит, ограничен, есть он, и не он), и его последующие отождествления (а также предыдущие, если верить в прошлые жизни), это его травмирующие опыты, из-за которых он будет вынужден вытеснить часть своей изначальной природы, забыть о своей невинной целостности, потерять части своей души, говоря языком шаманов. Все ради того, чтобы потом их всю жизнь искать и таки найти, не до смерти, так после, и так познавать себя, полярности этого мира и собственно Бога.

Одно из классических расщеплений, через которое проходит большинство из нас, - это невозможность в полной мере соединиться со своей силой и со своей слабостью. В своей жизни, особенно в детстве, когда мы открыты всему, живем в доверии и полностью зависим от других, мы сталкиваемся с тем, что кто-то (или что-то), кто сильнее нас, намеренно или ненамеренно злоупотребляет своей силой, подавляет нас, рушит. Это, в свою очередь, в последствии отбивает у нас желание быть сильными (мы не хотим быть, как наш агрессор, наша собственная сила сверхсцепленна с абьюзом), а беспомощность и унижение, которые мы тогда испытали, не позволяет нам быть слабыми, расслабиться и поплакать, если нам обидно и грустно. Мы зависаем где-то между - стараясь быть в норме, но не реализуя весь свой потенциал. К тому же этот потенциал продолжает быть окрашен для нас в черные краски, проявляясь через внезапные приступы агрессии или депрессии. В общем, соединяться со своими отщепленными частями, качествами и энергиями - сложно. Для этого надо переходить через края своей идентичности, расширять привычное сознание. 

Из-за отсутствия поддержки или тем более из-за насилия у нас возникает недостающий опыт, который мы либо успели немного получить (поздняя структура в бодинамике, гиперответ), либо совсем этого опыта не имели (ранняя структура, гипоответ). В каждом возрасте было важно получить нужный для нашего развития опыт: ощущение или право на безопасное существование, на удовлетворение потребностей, на автономию и поддержку, на собственную воли, на проявление любви и сексуальности, право на свое мнение, на солидарность и лидерство в группе. Если какое-то из этих прав нам не дали почувствовать, когда наше развитие того требовало, мы научились жить без него, как бы отказавшись от этого и компенсировав утрату чем-то другим. Так образуется наш индивидуальный характер, наша личность. 

На глубинном уровне - или сущностном, как называет его Минделл, - мы по-прежнему целостны и едины. На уровне двойственности, полярностей и архетипов (сновидческом, по Минделлу) мы расщеплены и с чем-то себя идентифицируем, а что-то, наоборот, вытесняем/маргинализируем, ведя войну с интроектами (против папы за маму или наоборот). На уровне видимых вещей, который Минделл называет консенсусной реальностью, мы - уникальные индивидуумы, каждый со своим телом, здоровьем, страхами, принципами, стремлениями души. 

У каждой системы, в том числе человека, есть два вектора - один на стабилизацию текущей структуры, другой на развитие и перемены. Первый вектор аналогичен тому, что в процессуальном подходе называют первичным процессом, второй вектор - проводник вторичного процесса.

Сегодня недостающий опыт, который нам по-прежнему нужен, стучится к нам в жизнь в виде Вторичного Процесса - через сновидения, болезни, измененные состояния сознания, влюбленности, зависти, странные обстоятельства, аварии и в том числе, а то и в первую очередь - через конфликты в отношениях - с партнером, детьми, родителями, коллегами, друзьями. В каждом из этих ужасающих или радующих событий можно узреть глубинное послание - соединиться с отщепленной частью себя, со своей глубинной природой.

Соединение - это изменение текущей идентичности (вектор на перемены).

Соединению препятствует вектор удержания статус-кво (идентичность воспринимает изменения как маленькую смерть, а не как расширение себя). В основном это наши психологические защиты, которые помогли нам выжить после расщепления, копинговые стратегии совладания с ограничениями в детстве, так называемая травмакомпенсаторная схема, навязанные нам программы, под которые мы подстроились, задавив свои инстинкты и желания, став взрослыми раньше времени и при этом застряв в том же возрасте.

В какой-то мере это происходит со всеми на планете Земля и от этого принимает телеологический характер, т.е. не только ставит нас в позицию жертвы в начале жизни, но и дает потенциал стать героем нашей судьбы или даже старейшиной другим людям, а то и вовсе просветленным отшельником: дух спускается в материю, рождаясь в форме ребенка, расщепляется, отесываясь культурой и обществом, и познает себя заново в чувственном опыте и осознающем сознании, ищет целостность, интегрирует потерянные кусочки души, творит искусство.

Мы видим собственные отщепленные части в других людях - как в зеркале. Только искренне считаем, что это не наши части, а ихние; поэтому вернее будет сказать: не видим, а слепо проецируем. Эти части наши, но нам больно или невыгодно с ними соединяться, потому что вся наша личность выстроена на том, как выжить без них. При этом мы все же страдаем, ощущая свою однобокость, даже если это красивая скомпенсированность.

В отношениях мы эти свои части, с которыми не в контакте внутри себя, проецируем на партнера. Длительные отношения, дети, институт брака, общее имущество - хороший внешний контейнер, который заставляет нас встречаться через партнера с собой, не давая сбежать, когда больно. Внутренним же контейнером является само сновидящее тело наших отношений, сам миф, который проигрывается через нас и отпустит, только когда себя исчерпает. 

Но вернемся к проекциям. Итак, мы имеем возможность обретать целостность (интегрировать свою вытесненную природу) через взаимодействие с партнером, который нам эту природу отражает. И это взаимно: об нас партнер соединяется с собственными теневыми аспектами, исцеляет собственное расщепление. 

Наши проекции на партнера могут быть положительными и отрицательными. Положительные - что нам в нем нравится, отрицательные - что раздражает. Положительные - наши части, по которым мы тоскуем, ищем их вовне, в других, а найдя, завидуем этим людям или боготворим их. Отрицательные - наши части, против которых у нас есть предубеждение, сверхсцепленность, что так нельзя (нельзя быть ленивым или агрессивным). Мы себе этого не разрешаем, т.к. нас заставили от этого отказаться в прошлом, мы научились жить без этого, и чтобы не сожалеть, убираем это с глаз долой, не даем этому места ни в себе, ни в других, вытесняем из своего мира, который становится мирком.

Но свято место пусто не бывает, природа не терпит пустоты, фрактальная Вселенная заполняет любые лакуны. Наша отщепленная часть, которую мы маргинализируем на задворки сознания, становится сновидческой фигурой, которая нам снится, более или менее автономным комплексом, который захватывает то нас, то людей, которые нас окружают, незанятой ролью, которую занимают, воплощают, втягиваются в нее наши партнеры. Партнеры начинают попадать в неосознанные нами части нас самих и проигрывать наши собственные сновидческие фигуры. Мы проецируем эти части на них, а они отождествляются с нашей проекцией и временно становятся таковыми (то, что в более узком значении называется проективной идентификацией, а в рамках терапевтических отношений - контрпереносом).

Другой человек тоже не просто втягивается в наше сновидение, не просто так нами насновиживается - dreamed up, термин Минделла). Он попадает в наши вакантные роли по собственному резонансу - либо это его недоосознанный первичный процесс, либо банально вторичный. Если партнер, будучи втянут в ваше сновидение (в ваш сценарий), остается самим собой, не теряется, и продолжает с удовольствием играть эту роль, то ваша проекция (ваш вторичный процесс) - для него первичный (он вам с готовностью помогает, учит вас, воспитывает). Если он удивляется, сам себя не узнает, становясь в вашем поле совершенно другим человеком, ваша проекция (ваш вторичный процесс) - для него тоже вторичны (он становится с вами агрессивным, пренебрежительным, жестоким, или же грустным, слабым, расслабленным, а может, веселым, только с вами у него открывается сердце); в любом случае, с вами он не такой, как обычно.

То же самое и вы - только с этим человеком вы чувствуете себя нежной, нужной, сильной, сексуальной, если эти переживания для вас вторичны. А если первичны, но не до конца признаны, взяты, вы такой полагаете себя и вне его, однако с ним вы эти качества проживаете глубже. Это взаимное насновиживание, со-сновидение. Сновидение - это еще не осознанная динамика, паттерн, сюжет, который, если его осознать, постепенно завершится, достроив сновидца (или сновидцев, если это общий сон) до целостности.

В какой-то момент сложно выяснить, кто проецирует, а кто идентифицируется с проекцией. Минделл приводит пример в книге «Сновидящее тело в отношениях», что кому снилась ночью сновидческая фигура, тот ее и надевает на другого наяву, а другой, соответственно, втягивается в сновидение первого. Первый в этом смысле - агрессор, второй - жертва. Первый рано или поздно должен взять ответственность за свою проекцию, второй - защищать свои границы от чужих ожиданий. 

Рождается конфликт, в котором один взаимодействует со своей отщепленной частью (через проекцию), второй отбивается от чужих требований и навязываемого поведения. Второй может обвинять первого в том, что тот неосознан и разговаривает не с ним, а со своим интроектом. Но обвинять в неосознанности - неблагодарное дело, т.к. человек уязвимо реагирует на собственное неведение и начинает защищаться еще больше, вместо признания, на которое надеялся первый. Что такое не обвинять - это сообщать другому о своем недовольстве, но оставлять ему выбор, свободу воли: что ему с этим делать, как и когда. Другой сам решает, видя ваши страдания (особенно если вы их не скрываете за гневом), оставаться ему в своих проекциях или снимать их с вас и возвращать себе - с помощью различных практик и специалистов помогающих профессий. 

Партнер, втянутый в сновидение другого, тоже должен сделать свою часть работы: осознать, почему на него прилипла эта проекция. По какому резонансу другой вешает на вас роль агрессора, хотя вы не хотели его обижать, или, наоборот, жертвы, когда партнер вдруг позволяет себе вас обесценивать и подавлять. 

Пример: 1. ты должен ждать меня у магазина. 2. Не должен, я свободен, у тебя есть телефон позвонить. 1. когда тебя нет у дверей, я чувствую себя ужасно.

1. явно разбирается со своим интроектом - родителем, который его бросал, уходил, не сообщал о том, где он. Можно было бы ему сказать: я тебе не родитель! Иди разбирайся со своей проекцией к психологу. Я не буду тебя ждать у двери магазина, как привязанная собачка. 

И это про защиту своих границ, 2я фаза конфликта - по Минделлу, когда вы отстаиваете свои интересы. Эта фаза вскрывает конфликт, обостряет его, но и дарит ощущение силы, способности себя отстоять - так важной многим из нас (помните про край на силу, когда я говорил про классическое расщепление и застревание посередине?)

Но также полезно подумать о том, почему это происходит именно с вами. И это уже 3я фаза конфликта, когда исследуете проблему, а не только с ней боритесь. Возможно, исследование выявит следующее: Первичный процесс 2го партнера - это свобода, но свобода обостренная, нарочитая, не ради, а вопреки, на свободу сделана ставка, свобода как защита, как компенсация. Чего? Чувства несвободы, чрезмерного груза обязательств, ощущение заточения, когда человек был, например, в плену семейной системы, которая не давала ему гулять с друзьями и наслаждаться детством (опять же слово «детством» звучит в рамках личной истории, но ощущение плена может быть и надличностным, архетипичным, доставшимся по роду или Бог его знает откуда, смотря с каким уровнем работает специалист; психолог, как правило, распутывает трансперсональные истории в рамках этой жизни клиента, а некоторые  и вообще здесь и сейчас, не спрашивая даже о детстве. Есть разные методы и стили работы). Итак, как мог бы выглядеть интегрированный вторичный процесс партнера, которого пока еще обязывают не отходить от магазина в ожидании своей половинки? Интегрированный вторичный процесс - это проход через боль прошлого, заставившая его расщепиться и отождествиться с апологетом свободы, и выход на себя полноценного, когда он может чувствовать себя в отношениях не ущемленным, позволить себе ощущение принадлежности, даже хозяина своего семейства, чувство гордости за свою половинку. Когда стоять и магазина и ждать - не бесит, а даже как-то приятно. Вскоре вы можете с удивлением обнаружить, что партнер уже и не просит вас стоять на посту, его проекция родителя, который его бросал, на вас уже не налезает, у вас нет в тени фигуры, которая бросает, вы ее интегрировали. Партнер может найти кого-то другого, кого он будет контролировать на предмет того, чтобы его не бросили, но важно еще и то, что скорее всего ваша работа над собой поможет и ему встретиться со своей проекцией и что-то с ней сделать. В каком-то смысле это уже не ваша проблема, мяч не на вашей стороне поля, вы свое дело сделали, ваша совесть чиста, вы имеете право на новую реальность, где партнер либо меняется тоже, либо не меняется и откалывается от вас, вплоть до расставания. Если один партнер переходит через край, соединяясь со своим вторичным процессом, баланс сил нарушается, напряжение в паре вскрывается, и второй партнер тоже оказывается перед необходимостью переходить через свой край, т.е. развиваться. Если его край слишком высок, и он отказывается или не может его перейти, то ему нужна помощь, поддержка, в конце концов время на это. Но если он принципиально отказывается разбираться с собой, то как правило союз обречен на распад или на прозябание, в котором будут царствовать покровительство, взаимные выгоды или измены.

Этот долгосрочный процесс, в котором двое индуцируют друг друга, подсвечивают теневые аспекты друг друга и встречаются с ними сами, Минделл на трансперсональном уровне называет сновидящим телом отношений. На этом пути партнеры движутся вместе, они - одно целое, пара. У этой пары есть свой ПП (мы такие) и ВП (мы не такие). То, в чем первичные процессы партнеров сходятся, составляет первичный процесс их пары: мы оба за чистую любовь, а не за сексуальные извращения. То, в чем сходятся вторичные процессы партнеров, образует вторичный процесс их пары: мы никогда никому не сознаемся в своих сексуальных фантазиях, даже друг другу. ВП пары: два извращенца в белых пальто, а точнее, после интеграции, два счастливых раскрепощенных и при этом адекватных человека, которые принимают сексуальные проявления в себе, других, в собственных детях, и при этом воспитывают в них уважение к своему и чужому телу, обучают здоровым и ясным границам. 

Сновидящее тело отношений подобно невидимому эгрегору, тонкому полю, сюжету с ролями, которые вскоре займут актеры - реальный люди, которые влюбятся или иначе сойдутся. Это судьба, которая сведет двоих не только ради личностного роста каждого, но и ради роста всего человечества. Переходя свои края, люди переходят глобальный край человечества - на любовь, на близость, на лидерство, на открытость и прямоту, на нежность и бережность, сея семена своих трудов в своих детях, в своем окружении, в своем сообществе. Эту фигуру всего человечества Минделл называет Антропосом, который своим запросом на развитие и определяет судьбы пар - что кому нужно проработать ради планетарных перемен. 

Вот почему так трудно понять в пределе, кто в отношениях виноват, кто прав, и есть ли такое понятие, как личная ответственность. Пожалуй, единственное, за что мы можем отвечать в отношениях - это за осознавание пост-фактум того, что с нами происходит. И изменения паттернов зависят не от силы воли или обещаний больше так себя не вести, а от того, насколько этот паттерн осознан, ведь осознанность исчерпывает сновидение. Сон перестает быть сном, когда он становится осознанным сновидением. А чтобы его осознать, нужно по-честному проживать все фазы процесса - в особенности 2ю и 3ю. C уважением относиться как к борьбе за свои интересы, так и к стремлению понять другого. 2я фаза дает ощущение личной силы, 3я - осознанность и расширение, силу духовную. 

Так как же можно ускорить карму, объять полярности и восстановить способность к любви за счет близкого партнерства? Пуститься в это сновидение и изнутри его разворачивать, усиливать и прислушиваться, куда оно тебя ведет. Каждый конфликт в отношениях - повод их углубить, понимая себя и другого. Каждый разрыв отношений - повод отдохнуть и набраться сил перед продолжением пути.

Надличностный уровень важно учитывать, поскольку разобраться в отношениях из себя, из своей идентичности можно, но далеко не всегда это приводит к нужному результату. Это то, что помогает мне в семье. Не то, чтобы я диссоциировался, отрешался от проблем, становясь выше всего этого, но горю в огне (навык, который описывал Минделл в одноименной книге). И что мне позволяет гореть в огне, это ощущение, что в принципе что-то сейчас происходит важное, и я это выдержу. При этом я хорошо чувствую свое тело, иногда нехорошо, когда я вылетаю в сильный аффект, оказываюсь на высоком краю. Иногда я позволяю себе кричать, хотя моя привычная идентичность, первичный процесс - это как раз тихий, спокойный, принимающий человек. А вторичный процесс - то, что идет через моего партнера, через жену - это яркие проявления, прямолинейные, громкие. Мы учимся друг у друга этому. Сперва, вроде, насновижываем друг друга, она меня втягивает в какие-то свои игры разума, я ее втягиваю в свои. Но уже попав в чужое сновидение… мы помним, во-первых, что попадаем туда не просто так, по формальному признаку сожительства, а потому что у нас у самих есть этот крючок. И далее там можно развернуть, почему это со мной происходит, как я это сегодня показал на примере с магазином. 

И постепенно энергии и качества партнеров выравниваются, в том смысле, что происходит взаимное обогащение и развитие. 

Часто спрашивают, а что будет, когда этот обмен произойдет полностью? В консенсусной реальности это, когда дети выросли, или появилось ощущение, что важный период прожит, и далее нас уже ничего не держит вместе. 

У сновидящего тела отношений, этого поля, мифа тоже есть свой срок жизни. То сновидение, ради которого мы встретились, рано или поздно заканчивается. И дальше партнеры делают новый выбор - это конечно большой кризис - ради чего им оставаться вместе. Уже то, ради чего они первый раз сошлись, их миф первой встречи, то, что им нужно было прожить по судьбе, по их мифическому сюжету, вроде закончилось, прожито. И тогда они могут войти в новый сон, в новый сценарий, уже не так их сдерживающий, например, там больше творчества, чем созависимости.

Спасибо за ваше внимание. Если хотите, предлагаю сделать небольшое упражнение.

Упражнение «Интеграция вторичного процесса, отраженного в партнере»: 

1. Оставайтесь там, где вы сидите, стоите или лежите. Вдохните, выдохните, почувствуйте свое тело больше.

2. Почувствуйте или вспомните, что вас в вашем партнере бесит, беспокоит или притягивает. А если у вас нет близкого партнера, то выберите любые другие отношения: босс, коллега, ребенок, родитель. Может, вам сразу что-то пришло на ум очевидное. А может, придется покопаться, если вы сейчас в стадии любви и принятия. Что подбешивает, цепляет, или наоборот, притягивает, вы этому завидуете, хотите быть такими же.

3. Почувствуйте ту вашу часть, которая на это реагирует, ваша идентичность. Прямо встаньте сейчас за себя. Как она реагирует? Если вам обидно, почувствуйте эту обиду, гневно - гнев, завидно - зависть, или другие чувства. Просто осознайте собственную реакцию, свой первичный процесс. 

Почувствуйте, где это переживается в теле? Где в теле рождается вспышка этой эмоции, этой реакции? 

Это 2я фаза процесса, вы чувствуете, как вам больно, беспокойно, несправедливо, или радостно, влюбленно, вас тянет.

4. А теперь пойдем в 3ю фазу. Станьте тем, кто беспокоит/притягивает. Повторите то, что он/она делает с вами (как беспокоит/притягивает). Проявите это в действии, в метафоре, в жесте, звуке. Технически говоря, так вы соединяетесь с собственной сновидческой фигурой, которая может в вас жить и проецироваться на партнера. Просто делайте себе то, что он вам делает. 

5. А теперь уберите себя из поля взаимодействия и просто чувствуйте то, что вы чувствуете, когда вы - он. Чувствуйте само его качество, энергию. Не стесняйтесь движений, которые могут рождаться в вас сейчас, или звуков. Возьмите его силу изнутри, его состояние. С чем вы соединяетесь, когда мы такой/такая? Поймайте в этом силу для вас. Силу, которой тот человек может и злоупотреблять, а вы вольны ей по-другому распоряжаться. Просто чувствуйте ее, признавайте, что она у вас тоже может быть. 

6. И задайте себе вопрос: Кто или что в вас мешает вам быть такими, использовать эту силу/энергию в вашей обычной жизни? (так нельзя, это некультурно, невозможно и т.д.) Это та краевая фигура, которая по своим убеждениям удерживает это расщепление.

7. С уважением к этому запрещающему голосу позвольте себе стать такими или взять это качество хотя бы на 1%. Как бы тогда изменилась ваша жизнь? Что бы вы могли сделать? Пофантазируйте о будущем. Где бы это было вам полезно?

 

Спасибо и до новых встреч!

Сергей Баев

Терапевтическая группа «Pro отношения»

Учебная группа «Психология отношений. Процесс-ориентированный подход»

Учебно-терапевтическая группа Processwork